02-09-2005: Драгоценные камни лучше носить в кармане

Представители ювелирной отрасли полагают, что «черный» рынок драгоценных камней – прямое следствие системы госрегулирования отрасли
Процветающий в России незаконный оборот драгоценных камней порожден существующим порядком их ввоза в страну. Об этом в среду на круглом столе, посвященном проблеме борьбы с контрабандной и контрафактной продукцией в ювелирной отрасли, заявил председатель Союза ювелиров Северо-Запада Александр Горыня. Региональные союзы ювелиров обратились к министерству финансов с просьбой изменить нынешнюю систему проверки драгоценных камней, передав функции Гохрана в региональные инспекции пробирной палаты. Минфин считает их идею утопией. Хотя, по мнению участников рынка, это самый простой и дешевый способ покончить с «черным» и «серым» рынком.


Между тем в стране существует 18 территориальных инспекций Пробирной палаты. Которая, равно как и Гохран, является государственным органом, также подведомственным Минфину. На региональные пробирные инспекции возложены функции государственного контроля ювелирных изделий из золота и серебра. Ювелиры из российской глубинки полагают, что драгоценные камни, являющиеся комплектующими большинства изделий из золота, удобнее проверять там же, где и драгметаллы. «В принципе вопрос этот чисто технический, – сказал RBC daily генеральный директор Гильдии ювелиров России Валерий Радашевич. – Исторически еще указом Петра I Пробирная палата создавалась для контроля проб драгоценных металлов. Поэтому в их подразделениях нет и никогда не было экспертов-геммологов – специалистов, которые бы занимались камнями. И вопрос – только за ними. В принципе никто, кроме Гохрана, у которого собираются отнять такую функцию, не возражает». Валерий Радашевич уверен, что изменение в системе госконтроля будет только полезным Пробирной палате: «Если лишние функции с Пробирной палаты снять и оставить только определение содержания драгоценных металлов в сплавах и геммологический контроль драгоценных камней, это будет хорошо и бизнесу, и поможет самой Пробирной палате. Она таким образом будет иметь нормальную, а не чрезмерную, загрузку. Сейчас этот орган на 50% занят проверками непонятно чего, загружен лишними задачами государственного контроля, какими-то отмирающими функциями, доставшимися в наследство от плановой экономики».


Однако в министерстве финансов России полагают, что такой «технический» момент, как отсутствие экпертов-геммологов, – решающий аргумент «против» затеи ювелиров из провинции. Как заявил представитель министерства Александр Орлов, инспекциям на местах сейчас не на что подготовить таких специалистов. Пробирная палата – стопроцентно бюджетный орган, а такая статья расходов, как обучение и оплата труда геммологов, не предусмотрена. «Пока этот вопрос будет решаться, вам придется долго ждать, – заявил ювелирам работник Минфина. – Доживете? Одно из двух…». По мнению Александра Горыни, аргументы Минфина – простые отговорки: «Специалистов у нас выше крыши. И у самой Пробирной палаты есть центр обучения, геммологов готовит и МГУ, и Московская геологическая академия. Профи работают и на смоленском заводе «Кристалл», который специализируется на бриллиантах». «Серый» рынок создают сами чиновники, обязанные отвечать за то, чтобы этого не было, считает он. Существование такого парадокса признает и Валерий Радашевич: «С одной стороны, государство осуществляет очень жесткий контроль. А с другой – создает поле, которое толкает всех нарушать закон».


По мнению большинства участников ювелирного рынка, необходимо отменить ввозную пошлину на драгоценные камни. И тогда потеряется смысл везти их в страну в кармане. «На 100% «черное» и «серое» поле оборота камней появилось из-за ввозной пошлины на импорт, – утверждает господин Радашевич. – В России нет своего жемчуга, рубинов, сапфиров, а ввозная пошлина на них – 20%. И еще НДС – 18%. Так что любой камень, который ювелир купил за границей, становится почти вполовину дороже. Так что у ювелира два варианта: или закладывать это дело в себестоимость, и тогда у него изделие получается на 50% дороже, или – контрабанда. А если ювелир легально ввез камень, то он еще должен пройти экспертизу, которая и подтверждает его истинную стоимость, а это еще лишние потери времени и денег на дорогу в московский Гохран». Пока же все предложения ювелиров – из разряда фантастики. О том, какова реальность, сообщил в среду начальник департамента экономической безопасности МВД РФ Сергей Мещеряков: «Сейчас на ювелирном рынке легальный бизнес задавлен «черным» и «серым». По ряду наименований контрафактная продукция составляет 70%». По данным Главного управления по борьбе с контрабандой ФТС России, в первом полугодии 2005 г. в результате оперативно-розыскных мероприятий, направленных на выявление, пресечение и предупреждение контрабанды ювелирных изделий и драгоценных камней, из незаконного оборота изъято 154,8 кг драгоценных металлов и около 4,7 тыс. карат драгоценных камней.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *